В гостях у Павлика, Барона фон Беннигсена

ирина лучникова

Павлик, Барон фон Беннигсен

Павлик, Барон фон Беннигсен

В жизни мне очень везет на встречи с интересными людьми. При проведении 2-го Международного фестиваля «Парижевск», организованного моей подругой из Франции, Вероникой Булычевой (певицей и композитором) судьба познакомила меня с Павликом – так называет себя один из потомков великой династии Беннигсенов. Это было в 2011 году. Тогда Павел Сергеевич рассказал мне свою историю. Родился он в Латвии, в 1944 году, но младенцем был вывезен фашистскими захватчиками вместе со всей семьей в Германию. Там пленников освободили американские войска, и Беннигсены остались жить в Париже.

СЛУЧАЙНОСТЕЙ НЕ БЫВАЕТ….

Самыми счастливыми моментами в своей жизни Павел Сергеевич считает встречи с Владыкой Иоанном Шанхайским Чудотворцем. Первая встреча произошла, когда Павлику было лет пять, в то время Владыка приехал осмотреть Кадетский корпус в Версале. В своих воспоминаниях барон пишет: «Моя семья очутилась в Кадетском Корпусе скоро после нашего приезда во Францию из Германии, после Второй Мировой войны. Мы сначала попали в монастырь в Муазенэ, где жила матушка Магдалина, полненькая, которая была гостиничной в Лесне, потом коротко прожили в домике в деревушке Буа дАрси. А узнав, что существует в Версале Русский Кадетский Корпус, где дети могли бы учиться и жить среди русских, мой папа подал прошение и был принят в качестве учителя физики. Мой отец работал инженером электриком. Мы поселились всей семьей в нижнем доме на втором этаже, в двухкомнатной квартире только что скончавшегося Отца Засимы. Через стену жили медсестра корпуса Елизавета Степановна Дулгова, по прозвищу «Систра» (произносить с французским акцентом), с сыном Игорем (Игорьком как я его называл), теперь покойным Владыкой Серафимом. Под нами, в комнате, жили прачка Антонина Ивановна Пашковская-Ремовская с сыном Юрой».

« МЫ С ДЕТСТВА ЭТО ЗНАЛИ »

О самом Владыке Павел Беннигсен вспоминает: «Владыка любил очень детей и дети его тоже любили. Он был добрым, улыбчивым, строгим и справедливым. Дети это чувствовали и к нему льнули без опаски всем сердцем и душой. Но так как Владыка не был покладистым с человеческими слабостями, а люди любят и жалеют, часто, свои слабости и себе многое прощают, потому думаю, некоторые взрослые недолюбливали Владыку.

Иоанн Шанхайский всегда ходил босиком, невзирая на погоду, будь снег зимой или осенью колючки от каштанов. Под ногами у него была толстая кожа, почти подмётка. Но эта подмётка на пятках сохла и трескалась! Как не уговаривали Владыку надевать, хотя бы, сандалии, Владыка не поддавался.

Владыка никогда не ложился, дав обед бодрствовать. Когда не работал, ночью, то сидел на кресле и, волей-неволей, немного дремал. Даже когда Владыка болел, трудно было его положить в постель. Единственный человек, который мог заставить его надеть сандалии или лечь отдохнуть, была Катя в Леснетском Монастыре. Хватало ей сказать Владыке пойти лечь в постель, Владыка не спорил и её послушав ложился в постель отдыхать.

Многие думали, что у Владыки было «пузико», но в действительности Владыка носил, на шее, виригу: мешок с песком.

Тем что Владыка не спал, был с «пузиком», ходил всегда босиком, говорил с малым сюсюканьем (из-за плохих зубов ?), за это многие люди его не полностью уважали, не понимая, что этот человек не был простым человеком, что Он уже тогда был Святым. Мы, с детства, это все «знали»!

Первый раз, в семь лет, я исповедовался у Владыки. Владыка, я уверен, нас видел насквозь, исповедывая, Он никогда не задавал вопросов не связанных с нашей жизнью. Владыка говорил, что когда исповедывашься, надо, конечно, каяться в больших грехах, но надо тоже каяться и во всех мелких, так как мелкие грехи как пыль: её не видно но, когда её много – грязно (это мне рассказывал мой брат Серёжа по словам Владыки). Исповедь с Владыкой длилась долго, Владыка очищал до конца наши детские душеньки. Помню, когда выйдешь после исповеди от Владыки, идёшь и себя чувствуешь чистым, лёгким, как будто летишь, не чуя почвы под ногами».

ОТЕЦ АРИСТАРХ

Почему в эти дни я вспомнила Павлика, его трогательный рассказ о Владыке Шанхайском? Потому что тот самый Павлик – барон Павел Сергеевич фон Беннигсен – староста в Храме «Всех Святых в Земле Русской Просиявших», который находится в Париже на рю Клод Лоррен, дом 19. В декабре прошлого года я была там, но еще не знала, что здесь нес службу салдинский священнослужитель Отец Аристарх. О нем я узнала через пару месяцев из доклада Елены Васильевой, зачитанного на православной конференции в Духовно-просвятительском центре «Сретенье». Елена рассказывала о наших салдинских священослужителях: «И еще один служитель салдинского храма, судьба которого тесно переплелась с новомучениками и исповедниками российскими – Отец Аристарх Пономарев. Именно этот пастырь Христов возглавил в 1918 году чин отпевания наших салдинских священномучеников.

Родился Аристарх Пономарев 15 апреля 1881 года в поселении Богословского завода и принадлежал старинному роду священнослужителей. Рано остался без отца в своей многодетной семье и воспитывался матерью. В 1897г. окончил екатеринбургское духовное училище и поступил в пермскую духовную семинарию и летом 1904 года был признан окончившим курс по первому разряду со званием студента семинарии. Седьмого февраля 1906 года Аристарх Пономарев был определен псаломщиком к церкви Верхнее-Салдинского завода. В это время в нашем храме уже служит отец Петр Дьяконов, в то время уже опытный духовник и известный регент. Несколько месяцев служения рядом с будущим священномучеником принесли свои плоды для юного Аристарха.6 октября 1906г. его определяют священником к церкви Каменского завода».

Далее революционные события. Оставшись без императора, во времена смуты отец Аристарх продолжает выполнять свой священнический долг. И в то время, когда за веру пострадали наши салдинские священники, отец Аристарх служил в Приморье, но нашел возможность прибыть в Верхне-Салдинский рабочий поселок, чтобы проститься с дорогим его сердцу отцом Петром Дьяконовым. Именно отец Аристарх отпевал салдинских пастырей в сослужении местного духовенства.

« Вернувшись во Владивосток, Аристарх Пономарев еще служит там до 1922 года, и все-таки осенью он вынужден покинуть Россию…».

Пожалуй, здесь стоит прервать рассказ о его последующих службах и перейти к следующему: «В конце 1948 года протоиерей Аристарх Пономарев перебирается в Шанхай к архиепископу Иоанну, и становится на долгие годы верным соработником и сомолитвенником будущего прославленного святого чудотворца Иоанна Шанхайского. В 1951г. архиепископ Иоанн был назначен окормлять паству РПЦЗ в Западной Европе и Африке с кафедрой в Париже. Это и определило дальнейшее место служения отца Аристарха.

Отец Аристарх служил настоятелем в православной церкви «Всех Святых в Земле Российской Просиявших» в период с 1953г. по 1967 годов в Париже. Митрофорный протоиерей Аристарх Рафаилович Пономарев отошел го Господу 21 июля 1967 года на 87-м году жизни и похоронен он на кладбище в Ганьи в пригороде Парижа».

Прибыв в Париж, я обещала зайти к Беннигсенам. В назначенный день они ждали меня. Так как утро у меня было свободным, то отправилась к ним на метро, но… не домой, а в церковь, где они находились на службе. Так перед рождеством оказалась в православной церкви в Париже, в церкви «Всех Святых в Земле Российской Просиявших»… в которой, как потом выяснилось, служил наш священнослужитель. На память о встрече я подарила в церковь картину «Тайная вечерия», сделанную в технике металлографии на Урале.

Стихи о Париже

Марина Князева

Парижские мансарды
Купола над скворешнями узких мансард –
Здесь под крышей Парижа поэты не спят.
Переулочки-улочки ручейками – узкие,
А поэты в Париже живут – русские.
Серебром купола над домами жилыми –
Поэтов судьбы – сторожевые.
Ничего не купив, ничего не сменяв,
Жизнь отдать за резон поэтических прав.
И прошли эти ноги 100 межей, 100 дорог,
Чтоб в мансарде Парижа найти уголок.
Гранёные крыши, как чернильницы – слышат –
Дышит русскою речью столетье в Париже.
Непутёвое, злое, лихое столетье.
Жизнь, – чтоб сбыться поэтом на свете.
Жизнь – за то, чтоб поэтом случиться,
Чтобы русским поэтом во Франции сбыться!

Спит Париж, опьянев, отшалив, одичав –
Он устал от следов выкипающих слав.
И тебе твой черёд восхитительно кануть
В бездну и забытьё – парижскую память.
Изразцами – стихами под крышей горят
Русские окна парижских мансард!
25.02.2010

Россия путешествует в Париж!
Россия путешествует в Париж!
Какие странные на свете иностранцы!
Как русский лик возвышенно парит
Из золочёного оклада Франции!Живёт, поёт французская Россия
Под россыпью парижских куполов…
Такие судьбы
Русские носили
От самых Людовика париков!Здесь быстрый шаг по лестницам Сорбонны
Взвивал поэтов юных русский пыл,
Здесь Сумарокова, смеясь, догонит
Весь русский стих, который он будил.…Из-под бровей взирает тихо храм,
Храня загадку мирового сана –
По-русски посреди французских дам
Молилась небу Анна Ярославна.И нет числа бесчисленным шагам
Так русскими облюбленного града –
Здесь плакал от восторга Мандельштам
У вечного знаменья Нотр-Дама.И по какому из земных путей
За истиной какой не воспаришь ты –
Придёт судьба к наперснице своей –
Придёт Россия на плечо Парижа!Как две сестры, как спутницы, как две
Единой мыслью сближенных богини
Воспрянет Франция на Волге и Оке,
На вечной Сене будет петь Россия!
28 февраля – 03 марта 2010